Charles Mingus: The Clown

В 1957 году вышел альбом Чарльза Мингуса «The Clown».

Пластинка стала вторым шедевром Мингуса подряд: еще выше подняв планку крайне эмоционального исполнения предшествовавшему ему «Pithecanthropus Erectus», новый альбом просто обжигает силой страстей. Уже в «Pithecanthropus» Мингус проявил необычайный талант в создании очень плотных, «концентрированных» аранжировок, которые при этом удивительным образом все же оставляют музыкантам свободу добавлять что-то в настроение каждой композиции. А в «The Clown» это мастерство Мингуса достигает новых высот. Вместо того чтобы обозначать для музыкантов начальные или ключевые моменты соло, он старается в каждой композиции, в каждом, даже самом импрессионистичном, эпизоде пробудить что-то особенное, рассказать какую-то историю.

Самое прямое выражение это стремление находит в титульном треке: он построен на «вербальной импровизации» — живом (не начитанном) рассказе Джина Шепарда на придуманную Мингусом тему. Это история о клоуне, который просто хотел смешить людей, но они оставались равнодушны к тому, что он делал. И герой уходил все в большую горечь и разочарование. Он слишком поздно понял, что единственным способом привлечь их внимание было сделать себе больно. По оригинальной задумке Мингуса, люди начинали хохотать лишь после того, как клоун раскроил себе череп, думая, что это часть представления. Шепард интерпретировал историю более тонко, но общий смысл остался тот же, и параллель с джазовым миром тут очевидна. Мингус явно имеет в виду старую как мир историю — как бы ты ни старался угодить публике, она чаще всего остается неблагодарной и глухой к твоему искусству — и часто только смерть неожиданно делает музыканта знаменитым и популярным. Помимо словесного повествования, трек интересен еще и свободными импровизациями, которые ведет тромбонист Джимми Ниппер, в то время как остальные музыканты поддерживают рассказ Шепарда, создавая своего рода звуковые декорации. Эти импровизации и общая стилистика альбома стали явным свидетельством того, что палитра выразительно-композиционных средств Мингуса развивалась в сторону более современных стилей — он все чаще использовал диссонансы, неожиданные смены темпа и необычные комбинации инструментов.

В альбом «The Clown» также вошли две композиции, которые стоят в ряду лучших произведений Мингуса за всю его карьеру, — мощная «Haitian Fight Song», в которой контрабасист вновь «рассказывает» о трагической истории черных американцев и несправедливости расовых предрассудков, а также навевающая дух 1940-х «Reincarnation of a Lovebird» — своего рода умиротворенно-меланхоличный трибьют Чарли Паркеру. Впоследствии Мингус еще не раз будет возвращаться к исполнению этих вещей.

Наконец, «The Clown» интересен еще и тем, что Мингус начинает все больше привлекать внимание к себе не только как оригинальный композитор и аранжировщик, но и как солист — начало и эпизоды, когда он играет без сопровождения в «Haitian Fight Song», являются одними из самых сильных моментов в его исполнительской карьере. Он достигал подобной же мощи, концентрации и выразительности и в более поздних работах, но уже никогда не превосходил их.

Источник