Miles Davis: Nefertiti

19 июля 1967 года закончилась сессия записей Майлса Дэвиса, проходившая также 7, 22 и 23 июня на студии лейбла “Columbia”. Весь этот материал и превратился в альбом “Nefertiti”, изданный в декабре того же года и ставший последним полностью акустическим альбомом Майлса, после которого начались его активные эксперименты с “элекроникой”.

“Nefertiti” – это четвёртый альбом, записанный во «втором классическом квинтете» трубача. В этот раз лидер не выступил как композитор – музыканты играют произведения остальных членов команды – Уэйна Шортера, Хёрби Хэнкока и Тони Уильямса. Особенно известной стала заглавная композиция Шортера “Nefertiti”, в которой инструменты духовой секции множество раз просто повторяют мелодию, ни разу не уходя в индивидуальные соло, в то время как ритм-секция как раз импровизирует под этим общим течением, переворачивая тем самым традиционное распределение ролей между инструментами.

Критик Майкл Бейли из издания “All About Jazz” считает “Nefertiti” одной из 6 работ группы, которые в период между 1965 и 1968 годами знаменовали формирование пост-бопа как нового джазового субжанра.

Обозреватель портала “Аllmusic” Стефан Эрлуайн видит в этом альбоме продолжение исканий Дэвиса, воплотившихся в “Sorcerer”, и своего рода «точку зависания» перед “свободным падением” в следующий этап творчества музыканта, который знаменует появление альбома “In A Silent Way”.

В “Nefertiti” группа играет в том же сдержанном стиле, что и в “Sorcerer”, с тем же «ищущим» грувом и практически те же узнаваемые темы – однако в уже в несколько новом, слегка диссонирующем, словно намеренно будоражащем, ключе. В каком-то смысле это настроенческая музыка, поскольку (как это часто бывало и в “Sorcerer”), индивидуальные соло смешиваются совершенно непредсказуемо, словно создавая подвижно-креативные, текучие «музыкальные ландшафты». В этой музыке уже есть предчувствие той свободы импрессионизма, которая наполнит “In a Silent Way”, но в ней пока ещё и сохраняются хард-боповые корни – это особенно слышно в моменты, когда ритм оживает и убыстряется, как в «Hand Jive». Но даже когда на первый план явно выдвигаются солисты – например, Дэвис выдаёт очень протяжённое соло в начале «Madness» или так же долго солирует Хэнкок ближе к концу той же композиции – их игра никогда не превращается в индивидуальную демонстрацию виртуозности, как это часто бывает в хард-бопе. Здесь блистают одновременно все игроки. И потрясающее взаимодействие музыкантов в “Nefertiti” впечатляет так же, как и в других работах этого квинтета. Они вместе следуют открывающимся перед ними непредсказуемым музыкальным ходам и поворотам и сообща превращают музыку в какой-то интригующий, провоцирующий и никогда не надоедающий поиск.

Возможно, приёмы “Nefertiti” чуть более тонкие и чары чуть менее мощные и явные, чем на предшествующих альбомах, но от этого он не становится менее интересным. При сохранении акустического звучания в материале уже чувствуются намёки на фьюжн, что вообще заставляет музыку словно балансировать на грани стилей настоящего и будущего.

В заключение своего обзора Эрлуайн ставит альбому максимальный рейтинг – 5 звёзд.

В 1968 году “Nefertiti” занял восьмое место в чарте лучших джазовых альбомов “Billboard Top Jazz Albums”. В 1998 году он был переиздан “Columbia and Legacy Records” с четырьмя бонусными треками – альтернативными записями трёх оригинальных композиций.

Источник