Стиль жизни
Летопись эпохи
Страстный и лиричный, великолепный и непредсказуемый Джаз несет в себе удивительную жажду жизни, передает ее импульс. Кажется, только музыканты могут уловить его энергетику и дух свободы, однако легендарный мастер фотографии Герман Леонард (Herman Leonard, 6.03.1923 — 14.08.2010) сумел запечатлеть эту стихию. Его гениальные фотоработы представляют собой документальную летопись одной из наиболее значимых музыкальных форм мировой культуры ХХ века и являются высшими образцами фотографического искусства.
Герман Леонард не расставался со своей камерой, фотографируя знаменитых джазменов, на сцене и за кулисами, на студии и в домашней обстановке, прочувствовав и уловив самую суть их творчества. Овеянные славой музыканты — Дюк Эллингтон (Duke Ellington) и Майлз Дэвис (Miles Davis), Диззи Гиллеспи (Dizzy Gillespie) и Чарли Паркер (Charlie Parker), Элла Фитцджеральд (Ella Fitzgerald) и Билли Холидей (Billie Holiday) и многие другие мастера джаза середины прошлого века запечатлены на этих фотографиях в самые яркие периоды их творческого пути.
«Мой основной принцип — захватить настроение и атмосферу момента», — так отзывался о своем творчестве сам мастер. Уникальный фотоальбом, в который вошли лучшие работы Германа Леонарда, издан издательством «Эксмо». 
В работе над книгой приняли участие известный музыкальный журналист Реджи Нэделсон (Reggie Nadelson) и режиссер-документалист Лесли Вудхед (Leslie Woodhead). 
Фрагмент из "Герман Леонард: Своими словами" Реджи Нэделсона: 

Как-то вечером 1949 года Чарли Паркер, Майлс Дэйвис и другие участники квинтета только что завершили последнее выступление в нью-йоркском клубе Royal Roost на углу 47-й улицы и Бродвея. Вместе с ними в тот вечер был и молодой фотограф Герман Леонард. Музыкантам понравился этот непритязательный белый парнишка, симпатичный, тощий юноша с тонкими усиками. Казалось, что в его фотографиях, которые он делал с помощью старой верной камеры Speed Graphic и пары небольших ламп, живет сама музыка. 
"Я задумал сделать визуальный дневник того, что слышал, - говорит Герман Леонард. - Мне хотелось показать людям, как звучит эта музыка. С помощью света я хотел сделать то, что художники делают карандашами: я пытался показать характер. У меня было всего два прожектора - больше я позволить себе не мог". 
"Раньше я часто говорил, что своей камерой Герман Леонард делает то же самое, что и мы на своих инструментах, - говорит Куинси Джонс. - Думая о его жизни и карьере, я еще больше убеждаюсь в правоте собственных слов: камера Германа говорит правду и заставляет ее свинговать. Музыкантам он нравится. И неудивительно - ведь у него мы все выглядим прекрасно".
На протяжении многих лет Герман Леонард фотографировал музыкантов, оркестры, солистов и певцов самых известных клубов Нью-Йорка, таких как Roost и Birdland. Бибоп только зарождался, и Леонард нашел способ передать дух нового стиля.

"В те дни все курили, - говорит Тони Беннет, который дружит с Леонардом вот уже полвека. - И Герман сумел окутать все свои фотографии дымом". "Он настоящий художник, - добавляет Беннет. - Посмотрит на луч света на фотографии Дюка Эллингтона - это же воплощение его духовности.

Посмотрите как он сфотографировал руки величайшего пианиста мира, слепого Арта Тэйтума. Посмотрите на Чета Бейкера, красивого, как Монтгомери Клифт. А вот Каунт Бэйси играет в бейсбол в Центральном парке. Фотографии Германа - этолетопись эпохи".

Его снимки настолько сиюминутны, что кажутся кадрами из фильма. На одном из них Элла Фитцджеральд поет в клубе перед публикой. Сначала вы видите публику, а потом понимаете, что за столиком на переднем плане сидят Дюк Эллингтон и Бенни Гудмен. Присмотритесь к фотографии Эррола Гарнера, и на заднем плане появятся стильные молодые парни, в костюмах, с узкими галстуками. Именно такими были завсегдатаи джазовых клубов в 40-е и 50-е годы.
На снимке, сделанном в кафе Lipp в Париже в 1958 году, вы увидите невозмутимого Джонни Ходжеса, которому внимательный французский официант наливает вино. Ходжес - черный, официант - белый. Многие фотографии Германа Леонарда рассказывают сложные истории. Иногда их нужно пересматривать два, три или десять раз, чтобы все понять.
Богатство оттенков черного, белого и серебристого делает эти снимки и вечными, и постоянно ускользающими. Его фотографии прекрасны и удивительны - они такие, какой была и остается эта музыка. К его снимкам вполне можно отнести слова знаменитого критика Уитни Бэллиетта, сказанные им о джазе: "Это звук удивления, звук-сюрприз". 
Герман Леонард снимал музыкантов во время выступлений, но не только. Он фотографировал их дома и за кулисами, как верный друг. Вот Луи Армстронг с сэндвичем и бутылкой шампанского. А вот Дюк Эллингтон и Билли Стрейхорн с сигаретой у рояля. Снимки Германа пропитаны духом дружбы и близости, а ведь дух этот составляет самую суть джаза. 
Фотографии Леонарда отличает поразительная красота. Ему удалось создать язык джазовой фотографии. И сегодня, когда люди думают о джазе, они чаще всего вспоминают его снимки. В них есть нечто особенное, нечто такое, что трудно распознать. Герман по-настоящему глубоко знал тех, кого фотографировал. Они были его друзьями, и они впускали его в свою жизнь. Его фотографии - Билли Холлидей, только что вышедшая из тюрьмы, или меланхоличный Фрэнк Синатра во время записи - показывают, какое доверие и любовь испытывали эти люди к человеку по другую сторону фотокамеры. И это естественно - ведь он всегда говорил правду. 

Герман всегда был влюбленным в тех, кого он снимает, и музыканты это знали. Они это чувствовали. Они впускали его в свою жизнь не только потому, что он делал превосходные фотографии и мастерские отпечатки, на которых сохранялись мельчайшие детали, вся игра света и тени. Кроме него, сделать такие фотографии не мог никто. Эти фотографии составляют саму суть Германа Леонарда...



Реклама